Антон Платов

 

СЛАВЯНСКИЕ РУНЫ -

ИСТОРИЯ

 

(продолжение)

 

вернуться в начало

 

 

 

Внимание!

Данный текст является объектом авторского права

и представляет собой интеллектуальную собственность автора и его издателя.

Запрещается использование данного текста или любых его фрагментов

в печатных изданиях и других коммерческих проектах.

Использование текста в электронном виде в ресурсах сети Internet

разрешается с ведома автора.

 

 

 

Часть 3:

Виндланд,

Земли-у-Моря

 

 

Скандинавы называли эти земли Виндланд - "Земля Виндов"[i], а ее жителей-славян - виндами или венедами. От имени этих народов, не позднее середины I тыс. н.э. заселивших обширную приморскую страну между реками Лабой (совр. Эльба) и Вислой, получила одно из своих имен Балтика, нередко называвшаяся в древности Венедским морем. Адам Бременский, германский хронист, писал об этих землях в своих "Деяниях священников Гамбургской церкви", законченных около 1070 года:

 

...Славяния в десять раз больше нашей Саксонии, если причислять к ней чехов и живущих по ту сторону Одры поляков, которые не отличаются от жителей Славянии ни своей внешностью, ни языком.... Славянских народов существует много. Среди них наиболее западные вагры, живущие на границе с трансальбингами. Их город, лежащий у моря Алдинбург [слав. Старград, т.е. "Старый Город"]. Затем следуют ободриты, которых теперь называют ререгами, а их город Магнополис [слав. Велеград, т.е. "Великий Город"]. К востоку от нас живут полабинги, город которых называется Рацисбургом [слав. Ратибор]. За ними лингоны и варабы. Далее следуют хижане и черезпеняне, которые отделяются от долечан и ратарей рекой Пеной и городом Дымином. Там предел Гамбургской епархии...[ii]

 

Упомянутое Адамом Бременским самое западное из виндландских племен - вагры, или, иначе, варины, варяги - дали еще одно славянское название Балтике - Варяжское море. Именно из этих славянских земель был призван в свое время на Русь князь Рюрик, о чем писал еще М.В.Ломоносов в своих "Возражениях на диссертацию Миллера" [iii]:

 

...варяги и Рурик с родом своим, пришедшие в Новгород, были колена славенского, говорили языком славенским, происходили из древних россов и были отнюдь не из Скандинавии, но жили на восточно-южных берегах Варяжского моря, между реками Вислою и Двиною...[iv]

 

О ваграх-варягах упоминает и Гельмольд в своей "Славянской хронике" (сер. XII века):

 

Ольденбург, тот, что на славянском языке зовется Старигард, то есть "старый город", расположен в земле вагров, на западной стороне Балтийского моря и является пределом Славии... Город же этот... населяли населяли храбрейшие мужи, так как, находясь на переднем крае всей Славии, они имели соседями данов и саксов и все военные столкновения или сами первыми начинали, или, если нападали другие, принимали удар на себя...

 

В Старгарде располагалось одно из полудюжины Великих Святилищ прибалтийских славян - святилище бога Прове, которого современные исследователи сопоставляют с русским Перуном. Тот же Гельмольд так описывает это святилище:

 

Там, между старыми деревьями, увидели мы священные дубы, которые были посвящены богу того края, Прове. Они окружены были двором и деревянной, тщательно отделанной оградой с двумя воротами. Кроме пенатов (домовых богов) и идолов, которыми переполнена была вся страна, это место было святилищем для целого края, имело своего жреца, свои праздники и разные обряды при жертвоприношениях. Сюда после праздника сходился народ на суд, со жрецом и князем. Вход во двор был запрещен каждому, кроме жреца и тех, кто желал приносить жертвы, или кто, угрожаемый опасностью смерти, искал тут убежища.

 

Еще один из значительных народов Виндланда - это руяне (ране, руги), жившие восточнее вагров. О них Гельмольд пишет:

 

Ране, у других называемые руанами - это жестокие племена, обитающие в сердце моря и сверх меры преданные идолопоклонничеству. Они первенствуют среди всех славянских народов, имеют короля и знаменитое святилище. Поэтому, благодаря особому почитанию этого святилища, они пользуются наибольшим уважением и, на многих налагая иго, сами ничьего ига не испытывают, будучи недоступны, ибо в места их трудно добраться. Племена, которые они оружием себе подчиняют, они заставляют платить дань своему святилищу, жреца у них почитают больше, чем короля. Войско они направляют, куда покажет гадание, а, одержав победу, золото и серебро относят в сокровищницу своего бога, остальное же делят между собой.

 

Святилище, упомянутое Гельмольдом, - это знаменитая Аркона, ставшая в XII веке одним из последних оплотов древней славянской Традиции[v]. Аркона находилась на лежащем неподалеку от континента обширном острове Руян (Рюген), о котором упомянутый выше Адам Бременский писал, что

 

им владеют ране, храбрейшее славянское племя племя. Без их решения не положено ничего предпринимать в общественных делах: так их боятся из-за их близких отношений с богами или скорее демонами, которым они поклоняются с большим почтением, чем прочие.

 

О славянах острова Руян помнили долго - века спустя после того как христианские германские государи захватили земли Виндланда. В XVI веке об этом острове упоминает Герард Меркатор в своей "Космографии":

 

На острове том живали люди идолопоклонники, раны или рутены имянуемые, люты, жестоки к бою, против христиан воевали жестоко, за идолов своих стояли... Язык у них был словенской да вандальской. Грамотного учения не искали, но и заповедь между собой учинили, чтобы грамоте, не токмо воинским делам прилежные охотники были...

 

Конечно, свидетельство автора XVI века вряд ли стоит принимать как абсолютно достоверное доказательство по отношению к делам полутысячелетней давности, и все же обратим внимание на слова Герарда: и заповедь между собой учинили, чтобы грамоте, не токмо воинским делам прилежные охотники были...

На Руяне, в Арконе, находилось еще одно из Великих Святилищ - храм Свентовита. Описание этого храма оставил нам Саксон Грамматик (вторая половина XI века), бывший свидетелем разрушения Арконы:

 

Город Аркона лежит на вершине высокой скалы; с севера, востока и юга огражден природною защитою... с западной стороны защищает его высокая насыпь в 50 локтей[vi]... Посреди города лежит открытая площадь, на которой возвышается деревянный храм, прекрасной работы, но почтенный не столько по великолепию зодчества сколько по величию бога, которому здесь воздвигнут был кумир. Вся внешняя сторона здания блистала искусно сделанными барельефами различных фигур...

...В самом храме стоял большой, превосходивший рост человеческий кумир, с четырьмя головами, на стольких же шеях, из которых две выходили к груди и две к хребту, но так, что из обеих передних и из обеих задних голов одна смотрела направо, а другая налево; волосы и борода были подстрижены коротко; и в этом, казалось, художник соображался с обыкновением руян. В правой руке кумир держал рог из различных металлов, который каждый год обыкновенно наполнялся вином из рук жреца, для гадания о плодородии следующего года; левая рука, которою кумир упирался в бок, подобилась луку. Верхняя одежда спускалась до берцов, которые составлены были из различных сортов дерев и так искусно были соединены с коленями, что только при точном рассматривании можно было различать фуги. Ноги стояли наравне с землею, их фундамент был сделан под полом. В небольшом отдалении видны были узда и седло кумира с другими принадлежностями; рассматривающего более всего поражал меч огромной величины, которого ножны и черен, кроме красивых форм резьбы, отличались прекрасною серебряною отделкою...

...Этот бог имел также храмы в очень многих других местах, управляемые жрецами меньшей важности...

 

Там же, на Руяне, находилось, по словам Саксона еще одно большое святилище - город Кореница, где располагались три храма трех богов: Руиевита, Поревита и Поренута. Скандинавская Книтлинг-сага называет кореницких идолов несколько иначе: Ринвит, Турупид и Пурувит, а кроме того, упоминает еще два руянских святилища, посвященных богам Пизамару и Черноглаву.

Еще далее к востоку обитали вендские народы волынян и поморян, в землях которых также находилось как минимум одно из Великих Святилищ - храм Триглава в Штетине. Об одной из штетинских храмовых построек Герборд пишет:

 

Одна из них, главнейшая, была построена с удивительной отделкой и искусством: внутри и снаружи, по стенам ее находились резные выдающиеся изображения людей, птиц и зверей, представленные столь естественно и верно, что, казалось, они дышат и живут; но, что редко встречается, краски наружных изображений отличались особою прочностью: ни снег, ни дождь не могли потемнить или смыть их; таково было искусство живописцев!

 

Однако в контексте этой книги нас более всего интересует другой славянский народ Виндланда и другое вендское Великое Святилище - ретари (редари) и их главное святилище в Ретре. Гельмольд в "Славянской Хронике" пишет:

 

Суть иные вендов роды, между Эльба и Одер реками живут и далеко к полудню простираются, как и гурули, гевельды, сущие при Гибале реке и Доксе, левбузы, ивилины, сторреланы с иными. К западной же стороне провинция винулов, которыми ленчане и редари именуются. Город их славный Ретра, там капище великое и главный бог их - Радегаст...

 

Говорит о ретарях и Адам Бременский:

 

Хижане и черезпеняне живут к северу от реки Пены, долечане и ратари - к югу. Эти четыре народа по причине храбрости называются вильцами, или лютичами. Есть еще и другие славянские племена, которые живут между Лабой и Одрой... из всех них самыми могущественными являются ратари, живущие в центре.

Их город - всемирно известная Ретра - седалище идолослужения, там построен огромный храм...

 

Наиболее важным для нас является свидетельство Дитмара Мерзебургского (начало XI века):

 

Есть на земле ретарей некий город, по имени Радигощ[vii], он треугольной формы и имеет трое врат, со всех сторон его окружает большой лес, неприкосновенный и священный в глазах местных жителей. Двое ворот города открыты для всех приходящих; третьи, самые малые, обращены на восток, ведут к морю, лежащему поблизости и на вид ужасному. У этих ворот не стоит ничего, кроме искусно построенного из дерева храма, в котором опорные столбы заменены рогами различных зверей. Стены его извне, как всякий может видеть, украшены чудесной резьбой, изображающей различных богов и богинь, а внутри стоят идолы богов ручной работы, страшные на вид, в полном вооружении, в шлемах и латах, на каждом вырезано его имя...

 

Помните, намек на существование письменности страны Виндланд мы видели уже у Герарда: и заповедь между собой учинили, чтобы грамоте, не токмо воинским делам прилежные охотники были... Теперь же - у Дитмара: а внутри стоят идолы богов [...] и на каждом вырезано его имя...

 

Мы вплотную подошли к одной из очень серьезных загадок славянской истории и археологии XVIII-XIX веков.

К рунам Виндланда.

 

 

 

Часть 4:

Venda  Runis,  руны  Виндланда

 

 

В самом конце XVII века в земле немецкой деревни Прильвиц неким священником был найден большой бронзовый котел. Открыв его, священник обнаружил внутри множество металлических предметов, выполненных из похожего на бронзу сплава; в большинстве своем это были скульптурные изображения языческих богов. Предметы были сильно оплавлены, но на поверхности их можно было все же различить начертанные неизвестными знаками надписи.

Значительно позднее всю коллекцию приобрел некто Андреас Готтлиб Маш, оценивший находку по достоинству - одним из первых Маш заявил, что найденные скульптуры и ритуальные предметы принадлежали некогда знаменитому древнему храму в Ретре. Вероятно, предметы были спасены выжившими в давнем побоище волхвами из разрушенной и сожженной христианами Ретры и схоронены до лучших времен в земле - в земле некогда славянской а теперь уже немецкой.

Маш описал коллекцию и заказал гравюры. Эти материалы были изданы им в 1771 в Германии[viii]. Книга Маша содержит гравюры более, чем шести десятков скульптур и других предметов. Надписи на них, несомненно рунические, тем не менее, не допускают привязки к какому-либо из известных германских рунических рядов: наряду со стандартными рунами, начертание которых одинаково во всех рунических алфавитах по всей Европе - r, i, t, s, - на предметах из Прильвицы встречаются и совсем неизвестные знаки. Как тут не вспомнить слова Дитмара о том, что на изображениях богов в храме Ретры были начертаны их имена! Тем более, что в двух наиболее часто повторяющихся коротких надписях даже при мимолетном знакомстве с руническим письмом не сложно угадать слова Rhetra и Radegast...

 

Такова начальная история открытия и изучения рун славянской Балтики, которые в средневековых западных источниках иногда назывались Venda Runis, т.е. руны вендов.

Увы, коллекция Маша была утрачена где-то в конце XVIII века, и пронемецки настроенные ученые немедленно объявили ее фальшивкой, положив начало спору, затянувшемуся на две сотни лет. Долгое время многие действительно считали прильвицкие предметы фальсификатами, хотя были и сторонники их подлинности. Последней точки зрения придерживались, например, такие известные исследователи, как братья Гримм и Ян Коллар, неожиданная кончина которого сделала невозможным готовившееся в 1852 г. под личным покровительством Ее Императорского Высочества Вел. Княжны Елены Павловны издание труда по данному предмету. Отметим также, что вопрос подлинности или поддельности предметов из Ретры, опубликованных Машем, поднимается в настоящее время только в России. Европейские же исследователи в своем большинстве предпочитают следовать вердикту специальной комиссии, в течение двух лет изучавшей этот вопрос и постановившей, что предметы - подлинные.

Нужно отметить, что еще одна "партия" предметов из Ретры всплыла несколько позднее и была опубликована Яном Потоцким[ix]. Мы приводим здесь некоторые из рисунков этого автора, указывая, однако, что часть их признана фальсификатами многими исследователями.

Следующий шаг был сделан в 1836 году, когда в Познанской области Польши были обнаружены три камня с изображениями и руническими надписями, позднее получившие название "Микоржинские рунические камни". Прорисовки камней опубликованы многими исследователями, например, - Лецеевским[x].

Ныне вопрос о подлинности камней можно уже считать решенным, но в свое время он, как и вопрос о ретринских памятниках, стоял достаточно остро. В пользу подлинности надписей на Микоржинских камнях выступали такие исследователи, как Пржездзецкий, Цыбульский, Лецеевский, Шульц, Пекосинский и др.; обратную точку зрения отстаивали де Куртенэ, Неринг и, разумеется, Ягич, который, как уже говорилось, вообще не допускал мысли о возможности существования собственной дохристианской письменной культуры у славян.

Принципиально важным является тот факт что в микоржинских надписях использованы те же "особые", неизвестные в германских рунических рядах, руны, что и на ретринских памятниках. Более того, тщательное сопоставление тех и других памятников приводит к выводу о том, что надписи Ретры и надписи Микоржина выполнены либо двумя очень близкими вариантами одного рунического строя, либо вообще идентичны - в рамках естественных вариаций начертания знаков. И если Микоржинские камни подлинны, то этот факт лишний раз подтверждает и подлинность рун Ретры.

То, что венеды-лютичи (ретари) и венеды-ляхи (предки будущих поляков) использовали один и тот же рунический строй, выглядит вполне естественно, особенно, если вспомнить слова Адама Бременского о населении Виндланда: Славяния в десять раз больше нашей Саксонии, если причислять к ней чехов и живущих по ту сторону Одры поляков, которые не отличаются от жителей Славянии ни своей внешностью, ни языком.

Позднее на территории современной Польши были обнаружены и другие памятники того же рунического письма, знаки которого мы называем сегодня Вендскими Рунами. Это, например, несколько камней с небольшими руническими надписями, опубликованные Лецеевским в 1906 году[xi].

Несколько особняком среди этих памятников стоит так называемый Краковский медальон, найденный на территории Польши и представляющий собой серебряную монету весом ок. 12 грамм. Медальон двусторонен; обе стороны, помимо изображения, несут рунические надписи. В конце прошлого столетия медальон хранился в Краковском музее; теперешнее его положение и состояние мне неизвестно.

Медальон упоминается Пржиборовским (в 1873 году), Пекосинским (в 1897), Лецеевским (в 1906), и вслед за ними - Ягичем (в 1911). Последний, разумеется, полагал медальон фальшивкой, приводя в пользу этого весьма и весьма странный (хотя и не оригинальный) довод - якобы данный памятник и не может быть подлинным, поскольку скандинавские рунологи (не владеющие славянскими языками!) не смогли перевести надпись на нём[xii]. Пекосинский и Лецеевский, напротив, считали медальон безусловно подлинным; к такому же мнению склоняемся и мы.

Здесь же, вероятно, следует упомянуть и так называемую надпись Крольмуса - чешскую надпись, опубликованную Крольмусом в Праге в 1857 году, а в 1868 году - Воцелем, который приводит несколько иную ее прорисовку. Надпись сложными вязаными рунами и несколько напоминает кириллическую вязь позапрошлого столетия. Ряд знаков явно напоминает ретринские или микоржинские, что и дает основание предполагать, что и надпись Крольмуса также выполнена Вендскими Рунами. (Ягич, конечно, называет надпись фальшивкой.)

Авторы XIX - начала XX веков занимавшиеся проблемой славянских рун (Воцель, Лецеевский и др.), упоминают и еще несколько рунических памятников, которые они полагают вендскими. В отношении некоторых из них нельзя сказать ничего определенного - таков, например, "горшок с руническими начертаниями", изображение которого приводит Воцель, или упоминаемые Лесным "монеты" (брактеаты?) с якобы руническими надписями Rurik и Voslov. Достаточно часто дилетанты типа С.Лесного или Ф.Воланского к памятникам вендской письменности причисляют предметы, имеющие очевидно германское (а то и вовсе скандинавское или британское) происхождение. Поэтому к их рунологическим "изысканиям" следует относиться с изрядной долей здорового скепсиса - при всем уважении к очевидным заслугам некоторых из подобных авторов перед отечественной историей. Так, например, Лесной приводит совершенно фантастическое славянское чтение знаменитой надписи на германской пятипалой фибуле (BOSO WRAET RUNA...)[xiii], давно прочитанной на классическом языке германских старшерунических надписей[xiv].

Другой подобный пример - причисление к славянским древностям классического германского брактеата с надписью Sabar. Воланский дает изображения двух брактеатов, условно называя их "большой" и "малый"; оба изображения переизданы Классеном. Большой брактеат лишен надписей, на малом же брактеате выгравирована правая (т.е. читаемая справа налево) надпись, содержащая пять рун. Как правосторонность надписи, так и архаичное начертание рунических знаков заставляют нас предполагать значительную древность брактеата, возраст которого мы оцениваем как середина прошлого тысячелетия.

Воланский читает надпись как Soboth, исходя из положения, что последний знак - зеркально обращенная руна r - есть (цитирую) "оскийское TH". Такое прочтение позволяет ему связать брактеат со славянами, а надпись на нем - со знаменитой горой Соботка.

Воланский, однако, по неясной нам причине намеренно "забывает" о том, что в архаическом руническом письме руны всегда разворачиваются по направлению чтения. Таким образом, последний знак следует, все же, читать как нормальное R. В такой же степени неприемлемо прочтение второй и третьей рун как O - в архаическом старшем Футарке данный знак фиксированно несет звучание A. Таким образом, надпись, вопреки Воланскому, Классену и иже с ними, следует читать как Sabar. В таком прочтении теряется весьма сомнительная связь брактеата с горой Соботкой; кроме того, наличие привычного для старшерунических надписей германского окончания AR заставляет нас делать вывод о том, что надпись не имеет со славянами ничего общего и представляет собой, по всей видимости, некое имя собственное.

Однако, подобные ошибки исследователей, сколь бы досадны они ни были, не являются, конечно, поводом для негативного отношения к вендскому руническому письму в целом.

 

 

 

 

Приложения:

 

1.      Рунический алфавит вендов

2.      Славянские руны - магия

 

 

 



[i]Так эта земля названа,.например, в Саге об Олаве Трюггвасоне.

[ii]Здесь и ниже в этой главе переводы текстов Дитмара Мерзебургского, Адама Бременского, Гельмольда, Герарда Меркатора и других средневековых авторов приводятся без ссылок по соответствующим цитатам в трудах Афанасьева, Фаминцына, Срезневского, Рыбакова и др.

[iii]М.В.Ломоносов. ПСР, т.6. М.-Л., 1952.

[iv]Обзор источников, указывающих на западно-славянское происхождение Рюрика, можно видеть в работе Д.Гаврилова "Миф о князе Рюрике в свете западно-славянского происхождения приильменских славян".

[v]От момента разрушения Арконского Храма христианами летом 1168 года ведут летоисчисление новой, "пост-языческой", эпохи современные традиционалисты России (эта книга, таким образом, пишется в годах 831-832 от Падения Арконы).

[vi]Аркона стояла на высоком мысу, с трех сторон (кроме западной) омываемом морем.

[vii]Радигощ - вариант названия Ретры.

[viii]A.G.Masch. Die Gottesdienftlichen Ulferfhumer der Obotriten, aus dem Tempel gu Rhetra. Berlin, 1771.

[ix]J.Potocki. Voyage dans quelques de la Basse Saxe pour la Recherche des antiquites Slaves ou Vendes. Hambourg, 1795.

[x]J.Leciejewski. O runah i runicznych pomnikach slowianskich. Lwow, 1906.

[xi]Ibid.

[xii]И.В.Ягич. Вопрос о рунах у славян//Энциклопедия славянской филологии. Изд-ие Отделения русскаго языка и словесности. Имп. Акад. Наук. Вып.3: Графика у славян. СПб., 1911.

[xiii]S.Lesnoy. The originas of the Ancient "Russians". Winnipeg, 1964.

[xiv]См., напр.: Э.А.Макаев. Язык древнейших рунических надписей. М., 1965.

 

Rambler's Top100